Здесь есть места, где мне хорошо и спокойно, где мне легко и не нужно обращаться внутрь себя в попытках понять, кто же я, что чувствую и чего хочу. Это относится практически ко всей Японии — я говорю о тех местах, в которых была.
Но есть места, которые заставляют сердце биться быстрее, и вверх по позвоночнику словно пробегает электрический разряд.
…знаете, когда я говорю, что что-то прекрасно, я вовсе не преувеличиваю, напротив, я боюсь распыляться такими понятиями, чтобы не утратить их ценность и вес. И это совсем не значит, что я говорю о чем-то недоступном. Мы часто концентрируемся на неприятных мелочах и так засоряем ими свой эфир, что не можем радоваться тому прекрасному. Можно почувствовать себя несчастным даже в лучшие моменты своей жизни, но это — почти пощечина тем силам, что приводят нас к этим моментам. Единственная причина для грусти — что эти моменты недолговечны, и то эта эмоция имеет право на существование лишь в течении пары минут, чтобы отдать этому чудесному моменту долг.
Я заметила, что в трудные моменты не хочется жаловаться, хочется позвонить или написать кому-то, кому доверяешь, и сказать: "Эй, привет! Пожелай мне чего-нибудь хорошего!", поймать дружеский поток силы и выплыть на нем, а поделиться тем, как было тяжело, можно уже потом, когда разберешься.

Эй. посмотрите на это. Когда темнеет, здания начинают понемногу растворяться в воздухе, огни в окнах практически повисают в небе.

Надо как-нибудь попросить задержать для меня это время дня часов на 20.

Манящие теплым светом магазины и кафе у подножий уходящих ввысь домов — точь-в-точь разожженные вечером очаги, приглашающие зайти хотя бы на минутку.

Дома — как полупрозрачные глубоководные животные, только фосфоресцируют не органами, а помещениями и лестничными маршами.

Под мостами — часто совершенно особенный вид пространства, обособленные зоны с уютными лавками, неожиданными порталами в метро и игрой света.

А еще все дома хочется запомнить на фотографии, потому что все они — разные.

Вот тут постоянно менялась подсветка, и, естественно, я сняла самый приятный для меня вариант.

А эти улицы, где машины блестящими боками ловят блики от вертикальных лесов из вывесок?

Набор хромосом немного усложняет задачу, потому что сфоткаться хочется на каждой :D

…и между делом принять немного допинга, да.

Кстати, слева на снимке кто-то забыл елку.

Светофоры — не для пешеходов, а для того, чтобы транспорт собрался вместе и попозировал.

А слева — либо сетчатая структура здания, либо то, что по центру, умудряется как-то отражаться в нем.

Они так завораживают — огромные, светящиеся. Это точно что-то из детства, когда все вокруг было большим и чудесным. Потом все вроде как стало привычным, а сейчас снова понимаешь, какое же оно на самом деле чудесное. И большое.

Многоярусность дает ощущение компьютерной игры, и не то что бы мне было комфортнее в виртуальном мире, но это еще раз напоминает о том, что реальность точно так же можно настраивать и изменять.

А еще здорово оказываться на одном уровне с освещенными окнами, до которых можно даже допрыгнуть — это позволяют физические законы, а моральные, наверное, не очень.

Знаете, когда стоишь на этом мосту, кажется, что эти дороги, эти огни, эти светящиеся потоки идут прямо сквозь тебя, и Накагин молчит всеми окнами где-то рядом, и еще ближе — родной и понимающий друг, и, кажется, это один из лучших моментов, которые могут быть.

Мне кажется, об этом думают даже те, кто родился и вырос здесь. Занятые и спешащие — только видимость, они просто ловят и фиксируют момент настоящего быстрее, потому что научены с детства.

Я рассказываю Ксю о Кисё Курокава, о метаболизме, о заменяемых капсулах, и вижу по ее глазам, что архитектура интересна ей во вторую очередь, в первую — то, что это важно мне, и она хочет понять.
Когда Накагин вырастает между домов, я теряюсь и замолкаю, а по спине ползет все та же электрическая змея.

Мы несколько минут смотрим, как ветер раздувает тонкую сетку.
После первой поездки, еще задолго до Накагина, в воспоминаниях о Токио меня преследовала мелкая кафельная плитка, как эта, у основания башни.

Я еще не была вечером на этом мосту. Город вечером и ночью — абсолютно разный. Ночью — часто более искренний, но Токио настоящий всегда.

Все лампочки в мире мечтают жить здесь, потому что отражениям нет числа.

Я, наверное, не фотограф. Все пытаются избавиться от отражений в стеклах, но мне хочется собрать все в охапку. Это как режим наложения в фотошопе.

Или как трясти калейдоскоп — блики падают в случайном порядке, просто выбирай любое стекло и любой угол съемки.

И здесь — гирлянда отражений из окон напротив, на которые он ежедневно смотрит десятками глаз.

И без стекла. Ржавые осколки, готовые впиться в низкие облака.

Тут ветер, всегда ветер, и стекло не защищиает от него.

Но тут хочется задержаться, смотреть, как Токио отражается в самом себе.

Можно снимать здесь не один день, и ни разу не повториться.

На самом деле, тоже хочется влезть в объектив, потому что мне очень близко это место.

…зачем скачивать Mirror`s Edge Catalyst, если он здесь :)

Почему мне кажется, что я помню, как его строили?

Там внутри своя жизнь, и девушка за стойкой ресепшна, но это — в следующий раз.

Если бы не окна, это здание вполне могло бы имитировать графично изображенное небо.

Сначала думаешь, что каждый вечер должен быть таким, но все же нет. Пусть я буду их очень сильно ценить.
Пусть они будут разными, пусть даже не все будут именно здесь — я буду ценить их.

published on sakvoiazh.ru according to the materials ru-japan.livejournal.com